Очередная жертва угодила в пограничный капкан

1028

Дочка плачет и спрашивает ее по телефону: «Мама, ты правда меня не бросила? Ты вернешься, мама?» Диля слушает родной голос, утешает как может, а сама глотает слезы. Потому что не знает, как ей вернуться…

Гостиница судеб
-Жалко ее, — вздыхает хозяйка карабалыкской гостиницы «Заря» Анна Макаева. — Диля, как узнала, что ее обманули, что не будет у нее шанса вернуться к детям, слегла, ни есть, ни пить… Боялись, что сделает с собой что-нибудь.
Анна Мовладовна не первый раз помогает своим непрошеным постояльцам. Карабалык находится близ границы, на международной трассе. Здесь часто бывают люди, которые попали в сложную ситуацию вдали от дома. Иногда их и принимает у себя Анна Мовладовна. Благодаря ей, у них в сложный период есть необходимое: крыша над головой и еда. Но из всех историй, которые за годы прошли через гостиницу «Заря», нынешняя — самая безнадежная.
Дилю на самом деле зовут Дилдоржон Рашидова. Девять месяцев назад она оказалась в приграничном Карабалыке. Надеялась, что сумеет справиться с тупиковой ситуацией, но вышло только хуже. Диля — таджичка. Родилась в Таджикистане. Но так сложилось, что пришлось покинуть родину: муж умер, на руках двое детей. Нужно было ехать на заработки.
В 2004 году она приехала в Екатеринбург. Работала на стройке, пыталась получить гражданство. И, как это делают многие ее соотечественники, раз в 3 месяца выезжала за пределы России, получала отметку о пересечении границы и возвращалась обратно, вновь оформляя временную регистрацию. Почему за все это время Дилдоржон не сделала гражданство или хотя бы вид на жительство, сложно понять. Она не очень хорошо говорит по-русски. Объяснила только, что уже занималась этим, готовилась получать РВП, но, увы — случайно просрочила пребывание в РФ.
История один в один как у Александры Кикла, гражданки Молдовы, о которой осенью писали и казахстанские, и российские СМИ. Женщина пересекла границу, собралась вернуться назад, пройти регистрацию и жить себе спокойно дальше, но не соблюла порядок.

Дети
Ехать в Таджикистан Диле не к кому. Родственники умерли, жилья нет. Но это не главная причина, по которой она уже 9 месяцев в Карабалыке. Работать умеет, нигде не пропадет. Но в Екатеринбурге остались двое сыновей и дочка. Самое дорогое, что у нее есть. Дилдоржон начинает рассказывать о своей Дильбар, и тут же плачет: из-за нарушения на границе женщине теперь на 3 года запрещен въезд в Россию. А дочка — гражданка РФ. Она там родилась: Диля пыталась вить гнездо, познакомилась с мужчиной… Но тот ее бросил.
Дильбар учится в 3 классе. Поехать к маме не может, несовершеннолетняя. Одному из сыновей, хоть и восемнадцать, но у него нет российского гражданства. Поедет и попадет в ту же ловушку, что и мать. Поэтому… тупик.
Нет, они там не умирают с голода. Учатся, оплачивают съемное жилье, продукты покупают: сыновья уже подрабатывают, еду им готовит бабушка — просто чужая бабушка с улицы. Несколько лет назад сердобольная Дилдоржон привела ее домой, пожалела старушку, которой некуда было идти. А теперь благодаря этой бабушке более менее спокойна за своих: накормлены.
Но как воссоединиться с семьей, Диля не знает. Была надежда на «людей, которые могут помочь». Какие-то мошенники пообещали «развести» дело. Диля передала им 70 тысяч российских рублей — эту сумму ей всем миром собирали. Коллеги, с которыми на стройке работала в Екатеринбурге, кто по тысяче, кто по две передавал. Набрали. И все впустую. Сначала «помощники» просили ждать, мол, вот-вот в суд подадим, и вас восстановят… Сейчас не обещают ничего. И деньги возвращать не собираются.
После того, как Диля поняла, что надежды больше нет, деньги, которые ей добрые люди собрали, пропали, она и сдала. Здоровье у нее подорвано. Падает в обморок, со спиной проблемы — всю жизнь ведь на стройке. Но сильнее чем тело, болит душа. Рассказать обо всем СМИ — ей давно это предлагали. Но она боится, что органы опеки в Екатеринбурге отреагируют единственно возможным образом — заберут дочку в детдом. Что должна будет подумать девочка, которую и так приходится каждый раз долго убеждать, что мама ее не бросила…
-У меня сердце разорвется, — плачет Диля.
Анна Мовладовна гладит ее по плечу. Она тоже за то, чтобы эту историю уже рассказать. Может быть, поднятый шум будет выходом из этой ситуации. Ведь сработало же с молдаванкой Александрой Кикла. Власти нашли выход: привезли малыша маме. Вот только в Таджикистан Диля дочку вести не может. Та не знает языка, зато хорошо учится в российской школе. И что теперь делать? Может, кто-то подскажет выход?

Мария ШИЛО, фото Константина ВИШНИЧЕНКО

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Вчера была на смене(СК «Виктория»),к нам девушка пришла,гражданка Киргизии…та же история,депорт,а 4х-летняя дочка в Екатеринбурге осталась(((

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here