Подворью закон не писан?

0
873

В селе Гурьяновка уже несколько месяцев длится противостояние между соседями. Одной стороне мешает соседство с личным подворьем в 180 голов, другая считает недовольство блажью. Дескать, в деревне живем, чего ж вы хотите?

Личное пространство

– Я хочу жить, не опасаясь за здоровье и жизнь близких, – говорит Геннадий Ягодин.

Человек он в районе известный, с положительным реноме: депутат районного маслихата четвертого созыва, предприниматель, основатель и директор ТОО «КРЭДО», которое занимается ремонтом электродвигателей. Его соседи Сулейменовы (две семьи – мать, дочь и их спутники) тоже в районе на положительном счету: участвуют в программе «Сыбаға», по программе породного преобразования покупают племенных быков, выводят потомство и получают на это от государства субсидии. Их хозяйство не раз демонстрировали журналистам и общественникам как положительный пример. Однако, именно из-за него и начались разногласия с соседом.

Поселок Гурьяновка находится рядом с Карабалыком. Ягодин раньше жил в райцентре, в Гурьяновку переехал несколько лет назад, вернулся в родительский дом: внуки подрастали, планировал летом собирать их у себя, к труду приучать, сад развести. Однако растущее хозяйство по соседству сначала просто мешало, потом стало тревожить.

Геннадий Викторович говорит, что жить рядом с таким количеством скота, пусть даже содержащимся в порядке, непросто: постоянный запах навоза, скот, порой вытоптанный огород, гудение доильных аппаратов (три часа утром и три часа вечером). Но основную угрозу Геннадий Викторович видит в том, что близость к такой концентрации животных может быть чревата опасностью заразиться. Даже при условии, что скот периодически проходит вакцинацию.

Опасается Ягодин и того, что может случиться пожар: сразу за забором стоит техника, рядом с его двором сеновал, сено для такого поголовья в промышленных масштабах заготавливают, и если вдруг оно загорится, пострадает его дом. Кстати, был прецедент. Успели потушить.

Вот уже несколько месяцев он обращается в различные инстанции, чтобы на деятельность соседей обратили внимание, проверили ее на соответствие нормам, ведь такая концентрация скота – это уже ферма, да немалая. А фермы должны находиться на расстоянии от жилых домов. Но пока единственное, чего ему удалось добиться – чтобы соседей наказали за складирование навоза в неположенном месте. Ну как наказали, по словам акима округа, на первый раз просто вынесли предупреждение.

По закону

Глава семьи Нина Сулейменова и ее дочь Наталья Суконникова, сути претензий Ягодина не понимают. По словам Нины Николаевны, в хозяйстве сейчас 100 коров (маточное поголовье) и 80 телят. Женщины говорят, что уходить с обустроенного места семьи не собираются. Более того, намерены получить еще земли и расширяться. Подмечают, что консультировались: их подворье имеет статус ЛПХ – личного подсобного хозяйства. А к нему нормы производственных объектов неприменимы. Значит, расстояния они выдерживать не должны. И добавляют, что они государству помогают, а депутат им препятствия чинит…

Ягодин говорит, что именно статус депутата не дает ему сложить руки: как он будет отстаивать права тех, кто к нему обращается, если в данной ситуации сам сдастся, не добившись, чтобы все было по закону?

– Я не против развития бизнеса, работы госпрограмм, – говорит Геннадий Викторович. – Я за то, чтобы они работали, но в законных рамках. Почему, когда я открывал предприятие, от меня требовали выполнения определенных условий? А здесь все иначе…

ЛПХ

Проблема в том, что здесь действительно иначе. Госпрограммы работают, а механизм, который должен регулировать расстояние от подворья до жилого массива, определять санитарные нормы, статус личного подсобного хозяйства (ЛПХ), отсутствует. Еще в 2010 году в интервью Казинформу председатель Агропромышленного комитета и член президиума Нацпалаты предпринимателей «Атамекен», директор образцового хозяйства «Агрофирма «Родина» из Акмолинской области Иван Сауэр об ЛПХ говорил следующее:

– Есть жители, которые держат две-три головы скота – только для личного потребления. И есть такие, кто уже имеет целые стада. Нужно определить четко, с какого поголовья личное подсобное хозяйство становится товарным. Если человек в своем личном подворье работает на рынок, он предприниматель. Значит, нужно соблюдать санитарные нормы. <…>. Пусть те, у кого много животных, оформляются как предприниматели и строят помещения за селом…

Прошло девять лет. Закона так и нет: в 2005 году был разработан законопроект, но по неизвестным причинам его не приняли. Возможно, что-то удастся изменить: мы обратились к нашему земляку, сенатору Женису Нургалиеву. Женис Мирасович – председатель Комитета по аграрным вопросам, природопользованию и развитию сельских территорий Сената Парламента РК. Он сообщил, что с подобными проблемами уже сталкивался, на встречах с жителями Казахстана эти проблемы периодически всплывали. И подтвердил: законопроект об ЛПХ так и остался законопроектом. «Действительно, получается, программы развития животноводства принимаем – вот только сейчас на заседании комитета обсуждали, а законопроекта о личном подсобном хозяйстве так и нет», – сказал сенатор. И пообещал заняться этим вопросом и связаться с «КН», когда у него будет больше информации о ситуации с ЛПХ. К этой теме мы еще вернемся.

В других районах те же проблемы…

Сергей КАРАТАЕВ, заместитель руководителя РГУ «Карабалыкское районное управление охраны общественного здоровья Департамента охраны общественного здоровья Костанайской области»:

– Согласно имеющимся нормам, если количество скота составляет до 50 голов, то расстояние от границ этого участка до жилого массива (санитарно-защитная зона) должно быть выдержано не менее 100 метров. Если поголовье от 50 до 1200 голов – 300 метров. Если от 1200 до 5 тысяч голов – не менее 500 метров, а если свыше 5 тысяч голов – 1 километр. Однако загвоздка в том, что личные подворья не входят в перечень объектов, подлежащих госсанэпиднадзору, – только производственные объекты. До 2014 года этот перечень был иным, и мы обладали правом таких проверок. Теперь – нет. В связи с чем жалобу Г. Ягодина передали в отдел ветеринарии.

Бахытбек ИРМУХАМЕТОВ, руководитель отдела ветеринарии:

– Для участия в программе «Сыбаға», для регистрации ИП Сулейменовым требовалась из отдела ветеринарии только одна справка – о ветеринарном благополучии частного подворья. Мы провели проверку, инфекций на дворе не обнаружено. Других справок для того, чтобы начать развитие личного подворья или фермы, не предусмотрено законодательными актами. Проведение проверок по вопросам, указанным в заявлении Г. Ягодина, не входит в компетенцию нашего отдела. Так же, как отсутствуют и критерии оценки в проверочных листах. В связи с этим проверка в отношении Н.Сулейменовой и Н.Суконниковой не проводилась. Я, кстати, интересовался у коллег обстановкой в других районах Костанайской области – они имеют те же проблемы.

Сеитсаруар КУЛЬБАЕВ, руководитель отдела по чрезвычайным ситуациям:

– Проверка подворья Сулейменовых установила: расстояние между скирдами сена не соблюдено, что, действительно, может представлять опасность для жилого массива. Они должны находиться не менее чем в 6 метрах друг от друга и занимать площадь не более 150 квадратных метров. Мы выдали предписание, предупреждение и дали срок на устранение нарушения до мая. Если не устранят, за неисполнение предписания наложим штраф размером 5 МРП. В 2015-м году на этом подворье уже было зафиксировано возгорание скирды, установлено, что огонь пришел со стороны степи.

Мария ШИЛО, Татьяна МАКАРОВА, фото Сергея МИРОНОВА